makulaturoman (makulaturoman) wrote,
makulaturoman
makulaturoman

Category:

"Посткоммунизм" с точки зрения диалектического материализма. Выход человечества "на пенсию"

Техника дойдет до такого совершенства, что человек сможет обойтись без себя.
Станислав Ежи Лец



Данный философский этюд является попыткой гипотетически заглянуть и обрисовать в самых общих чертах, оттакливаясь от диалектико-материалистического метода, основные черты "посткоммунистического" периода развития общества или стадии коммунизма без субстанционально-качественных изменений.
Очень бы не хотелось использовать приставку "пост-" в наименовании описываемой общественной формации из-за её некоторой буржуазной дискредитации (постиндустрия, постфилософия, постмодерн и др.,- "спасибо" Беллу), но на данный момент это является условным названием для привлечения внимания читателя.

Чтобы не повторяться, пересказывая людям менее осведомленным своими словами исторический диалектический материализм для лучшего улавливания диалектической логики сочинения, хотелось бы начать с цитат из учебника по политической экономии 1955 года академика Островитянова К. В. под редакцией огромного числа советских экономистов (дискуссии 1951 года), марксистов, в том числе Сталина. В скобках представлены некоторые собственные комментарии внутри цитат. Начну сразу с социализма, поэтому кто не отягощен истматом докоммунистических общественно-экономических формаций — прошу самостоятельно отяготиться у классиков, которые по своему существу делятся на классовые и бесклассовые.

"Развитие общества, как это подтверждено всей историей человечества, идёт от низших ступеней к высшим. Самой высшей и наиболее прогрессивной ступенью общественного развития является коммунистическое общество, представляющее собой конечную цель революционной борьбы трудящихся всех стран.
Маркс и Энгельс научно обосновали, что коммунистическое общество пройдёт две фазы развития: низшую, называемую социализмом, и высшую, называемую коммунизмом. На первой ступени своего развития коммунистическое общество не может быть ещё свободно от традиций и пережитков капитализма (это касается также и народных традиций), из недр которого оно непосредственно вышло. Лишь дальнейшее развитие социализма на его собственной, им самим созданной основе приводит ко второй, высшей фазе коммунистического общества. Следовательно, социализм и коммунизм представляют собой две ступени зрелости новой, коммунистической общественной формации.
Экономической основой обеих фаз коммунизма является общественная собственность на средства производства. Господство общественной собственности обусловливает планомерное развитие народного хозяйства. Для обеих фаз коммунистического общества характерно отсутствие эксплуататорских классов и эксплуатации человека человеком, национального и расового угнетения. Как при социализме, так и при коммунизме целью производства является максимальное удовлетворение постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества, а средством к достижению этой цели — непрерывный рост и совершенствование производства на базе высшей техники (робототехники, автоматизированных систем управления, контроля и т.п.).
Вместе с тем вторая фаза коммунизма имеет существенные отличия от его первой фазы, являясь более высокой ступенью экономической и культурной зрелости коммунистического общества.
Уже при социализме производительные силы достигли высокого уровня: социалистическая индустрия и крупное социалистическое сельское хозяйство являются самыми концентрированными и самыми механизированными в мире, они неуклонно развиваются высокими темпами, недоступными для капитализма. Но производительные силы общества и производительность труда работников ещё недостаточны для того, чтобы обеспечить изобилие материальных благ. Коммунизм предполагает такой уровень развития производительных сил общества и производительности общественного труда, который сможет обеспечить это изобилие.
В отличие от социализма, где существуют две формы общественной, социалистической собственности — государственная и кооперативно-колхозная, при коммунизме установится безраздельное господство единой коммунистической собственности на средства производства (при окружении капитализма или вероятности его реставрации в результате контрреволюции (в странах социализма) государственная собственность и государство сохранится).
Если при социализме, в условиях существования двух основных форм социалистического производства — государственной и колхозной,— сохраняется товарное производство и товарное обращение, то при коммунизме, когда установится господство единой коммунистической собственности, единой формы коммунистического производства, не будет товарного производства и товарного обращения, а следовательно, и денег.
При социализме уже нет противоположности между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, но ещё сохраняются существенные различия между ними. При коммунизме не будет существенных различий между городом и деревней, между умственным и физическим трудом и останутся лишь несущественные различия между ними.
В социалистическом обществе имеются два класса — рабочий класс и колхозное крестьянство, дружественные друг другу, но отличающиеся по своему положению в общественном производстве; наряду с рабочим классом и крестьянством имеется общественная прослойка — социалистическая интеллигенция ( при угрозе рестарврации капитализма является контрреволюционной почвой). С уничтожением различия между двумя формами социалистической собственности и устранением существенных различий между городом и деревней, между физическим и умственным трудом окончательно сотрутся грани (между рабочими, крестьянами и интеллигенцией, все они станут тружениками коммунистического общества. Коммунизм есть бесклассовое общество (в котором общественный откат (контрреволюция) уже ничтожно маловероятна в сравнении с социалистическим обществом)."

"При социализме труд, освобождённый от эксплуатации, основан на высоком уровне техники и уже превратился в дело чести. Вместе с тем при социализме ещё не достигнута полная механизация всех производственных процессов, труд не стал ещё первой жизненной потребностью людей, не преодолено ещё нерадивое отношение к труду со стороны некоторых членов общества и сохраняется необходимость строжайшего контроля со стороны общества за мерой труда и мерой потребления. При коммунизме будет осуществлена полная механизация и автоматизация производственных процессов, а труд из средства лишь поддержания жизни будет превращен в глазах всего общества в первую жизненную потребность (что по факту является высшей степенью общественной самосознательности).
Коммунизм обеспечивает всем членам общества расцвет их физических и умственных способностей. Все члены общества будут людьми культурными и всесторонне образованными и получат возможность свободно выбирать профессию. Коммунизм предполагает дальнейшее, невиданное в истории развитие науки, искусства и культуры.
Высокий уровень развития производительных сил и производительности общественного труда обеспечит изобилие всех материальных и культурных благ, что сделает возможным переход от социалистического принципа распределения к коммунистическому принципу. «На высшей фазе коммунистического общества,— писал Маркс,— после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы и все источники общественного богатства польются полным потоком, лишь тогда... общество сможет написать на своем знамени: Каждый по способностям, каждому по потребностям!»
[К. Маркс, Критика Готской программы, К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, 1948, стр. 15.].
Развивая и обогащая марксистское учение о коммунизме, Ленин разработал основные положения о путях построения коммунистического общества. Обосновывая программу Коммунистической партии, Ленин говорил: «Начиная социалистические преобразования, мы должны ясно поставить перед собой цель, к которой эти преобразования, в конце концов, направлены, именно цель создания коммунистического общества, не ограничивающегося только экспроприацией фабрик, заводов, земли и средств производства, не ограничивающегося только строгим учетом и контролем за производством и распределением продуктов, но идущего дальше к осуществлению принципа: от каждого по способностям, каждому по потребностям»
[В. И. Ленин, Доклад о пересмотре программы и изменении названия партии на VII съезде РКП (б), Сочинения, т. 27, стр. 103.]."

"Коммунизм есть общественный строй, при котором нет классов и классовых различий, все средства производства составляют общенародную собственность, уровень производительных сил обеспечивает изобилие продуктов, а руководящим началом общественной жизни является принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям».
Социализм и коммунизм являются двумя фазами одной и той же коммунистической общественно-экономической формации. Социализм представляет собой низшую фазу коммунистической формации, а коммунизм — более зрелую, высшую фазу этой формации. Развитие социализма ведёт к созданию материал-производственной базы коммунизма и изобилию продуктов, к огромному подъёму благосостояния и уровня культуры народа. Таким образом, завершение социалистической стадии развития общества означает вместе с тем осуществление постепенного перехода к коммунизму. Весь народ — рабочий класс, крестьянство, интеллигенция — кровно заинтересован в создании коммунистического строя, все трудящиеся являются активными строителями коммунизма, означающего величайший материальный и культурный расцвет общества."
["Политическая экономия" 1955 г.]

Таковы основные различия между социализмом и коммунизмом.

Итак, основным соотношением, являющимся в тоже время и двигателем общечеловеческого развития, в общественных формациях является производственные отношения и характер производительных сил.
"Производительные силы и производственные отношения в их противоречивом единстве образуют способ производства. Производительные силы являются наиболее подвижным и революционным (в смысле общественного исторического развития — это ремарка для тех, кто представит себе стереотипы в виде инспирированного переворота и выступление Ленина с броневика) элементом производства.
Развитие производства начинается с изменений в производительных силах — прежде всего с изменения и развития орудий производства, а затем происходят соответствующие изменения и в области производственных отношений (общественный быт определяет каким будет человек внутри этого общества (страна или планета, цивилизация - масштаб не важен, он определяет лишь нюансы). Производственные отношения людей, развиваясь в зависимости от развития производительных сил, в свою очередь сами активно воздействуют на производительные силу.
Производительные силы общества могут развиваться беспрепятственно лишь в том случае, если производственные отношения соответствуют состоянию производительных сил. На известной ступени своего развития производительные силы перерастают рамки данных производственных отношений и вступают с ними в противоречие.
В результате этого старые производственные отношения раньше или позже сменяются новыми производственными отношениями, соответствующими достигнутому уровню развития и характеру производительных сил общества. С изменением экономического базиса общества изменяется и его надстройка. Материальные предпосылки для смены старых производственных отношений новыми возникают и развиваются в недрах старой формации. Новые производственные отношения открывают простор для развития производительных сил.
Таким образом, экономическим законом развития общества является закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил."

"Противоречие между производством и потреблением, присущее капитализму, состоит в том, что национальное богатство растёт рядом с ростом народной нищеты, производительные силы общества растут без соответствующего роста народного потребления. Это противоречие представляет собой одну из форм проявления основного противоречия капитализма — противоречия между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения (продуктов общественного труда — makulaturoman)."

В коммунистическом обществе оно упраздняется вместе с классами и их противоречиями, но при социализме сохраняется некоторое противоречие — производительных сил и растущих материальных общественных и личных потребностей общества вкупе с упраздняемой, по мере революционного продвижения, классовостью в общественном сознании, нравах, культуре так или иначе. В коммунистически зрелом обществе оно устраняется, но сохраняется главная общественная потребность познания действительности во всей её целостности и главное общее противоречие, которое объективно существует на всём протяжении общественного развития.

На протяжении всех эпох, кроме внутриобщественных противоречий, которыми особенно щепитильно занимается политэкономия классовых формаций, существует более общее противоречие, "борьба" человека с природой, с помощью законов природы и ее вещества. В первобытном коммунизме это был во многом бессознательный медленный процесс, в "снятом" коммунизме это уже сознательный процесс.

"... если учесть, что пресловутое «единство человека с природой» всегда имело место в промышленности, видоизменяясь в каждую эпоху в зависимости от большего пли меньшего развития промышленности, точно так же, как и «борьба» человека с природой, приводящая к развитию его производительных сил на соответствующем базисе."
["Немецкая идеология"]

Что подразумевает отдельный аспект темы о преодолении относительного предела развития общественных производительных силах в сфере материального производства.

А что людей ждет после коммунизма?

Во-первых: общество может развиваться не только бессознательно и строго последовательно, вбирая из следующей формации новое и одновременно изживая те или иные остатки старой формации, но и скачками. Стоит добавить, что некоторые скачки в общественном развитии имеют свои ограничения — сообщество homo erectus в принципе не сможет перепрыгнуть на стадию полного коммунизма из первобытного. Контрреволюционные же откаты, как показывает исторический материализм, совершаются лишь на предыдущую формацию. Это видимо зависит от исторического контекста, окружения господствующей формационной "выскочки" и общего информационно-культурного пространства в котором формационный передовик находится.
Разумеется, если не воссоздавать абсолютно изолированный "террариум".
Как показывает опыт КНР, СССР, КНДР для снижения риска контрреволюционных настроений, "разброда и шатаний" в массах (вниз всегда проще спускаться) — необходимо какое либо ограничение связи с социальным окружением предыдущих формаций. В КНР это "великая китайская стена" представленная в виде "фаерволла", то есть китайская часть интернета находится под присмотром общественных распорядителей ("элиты", партии, части класса), в КНДР полностью изолированная внутренняя сеть или она имеется в жестком ограничении (Южная Корея использовали громкоговорители с пропагандой включали на противоположной стороне и у них осуществляет трансляцию свой аналог радио "Свобода" или "Голос Южной Кореи").

Во-вторых: опираясь на основной закон развития общества — соотношение производственных отношений и характер производительных сил, оглядываясь на обрисованные черты коммунистической формации можно осторожно предположить, что первые зачатки новой посткоммунистической формации существуют уже сегодня. Пока лишь в виде концепций и экспериментальных разработок. Речь идет об искусственном мышлении (не просто абстрактном интеллекте), но с точки зрения диалектического материализма, — данное замечание крайне важно, поскольку в буржуазном представлении человек и машина однозначно противопоставлены.

Феномен современного человечества правильно рассматривать как высшую форму развития материи, способную преобразовывать саму материю ("мертвую" материю) для своих нужд.
«Материалистическая теория познания — писал И. Дицген (первый диалектик-материалист, современник Маркса и Энгельса.) — сводится к признанию того, что человеческий орган познания не испускает никакого метафизического света, а есть кусок природы, отражающий другие куски природы».
Кратко: Человечество — это "живая" материя способная отражать действительность и взаимодействовать с ней и собой, как субъектом познания, руководствуясь сообразно правильности этого "отражения" в конкретный исторический период.

Какова причина логической неизбежности создания искусственого разума в коммунистическом обществе?

«Труд выступает (в автоматизированном производстве) уже не столько как включенный в процесс производства, сколько как такой труд, при котором человек, наоборот, относится к самому процессу производства как его контролер и регулировщик... Вместо того чтобы быть главным членом процесса производства, рабочий становится рядом с ним»
К. Маркс [т. 46, ч. II, с. 213].

Прежде всего, тем же, чем и в иных формациях — характером производительных сил, перерастающих рамки производственных отношений. Человек, да и вообще, любая биологическая форма высшей материи имеет свои известные ограничения: продолжительность жизни, ограниченная обучаемость и компетенция, ограничение на инерционные перегрузки (для межзвездных перелетов), естественную органическую "ветхость", субъективное слабоволие и непостоянство, — психический аспект (что сказывается на его слабости как организатора, управленца огромной системой), и др.).
Но что важнее — в научно-исследовательской области или познании. Развивающееся человечество ожидает в итоге некоторый кризис в области познания, связанный именно с его объективной ограниченностью: индивидуальной и в будущем коллективной.
Рано или поздно количество научно-исследовательских открытий перестанет кореллировать с численностью населения в условиях полного удовлетворения материальных потребностей, но общество еще будет иметь в запасе внутрипрофессиональную (специализированную) оптимизацию общества, которая даст незначительные плоды в отдельных областях человеческого знания. Здесь имеется в виду помощь члену коммунистического общества в выборе спектра деятельности по его относительным случайным (природным) способностям. Одновременно с этим в обществе существует свобода выбора сферы деятельности, несмотря на научно-обоснованные рекомендации и квалификацированность.

Растущие производительные силы коммунистического общества будут вынуждены использоваться не только в области материального производства, сферы услуг, управления и быта людей, но и связанную с упомянутым "познавательным кризисом" биологической высшей материи — познавательную, научную, но сначала в виде помощника человека, путем появления необходимых в узких областях науки и жизни антропоадаптивных нейрокомпьютеров, помогающих в постановке научных задач, сложных абстракциях, обобщениях человеческих знаний ("выводизации"), теоретизировании, перманентно оперируя большими массивами данных и вычислений.
Затем и в виде более полноценных и автономных в сравнении с человеком антропоморфных существ, созданных изначально при помощи первичных средств производства: человек-машина-антропоморф. Далее, лишь при опосредованном участии людей другими первичными менее полноценными машинами (человек-антропоморф-машина-нечто). Данное "нечто", созданное промежуточным звеном между ним и человеком, можно назвать "трансчеловеком", но это не самоцель производственной деятельности ибо целью бесклассового общества также остается удовлетворение потребностей и развитие всего общества и человека в частности посредством общества. Буржуазная культура именует гибрид человека и машины "киборгом". Это скоротечный этап в становлении "отрицания" (или категория снятие в философском смысле) высшей материи и о его необходимости сказать пока трудно.
Грубо говоря, на данном промежутке развития имеется в виду нечто, вроде нового поколения общественных средств производства, с помощью старых средств производства, но спроектированной уже не одним человеком, человек возможно еще будет способен понимать устройство отдельных узлов и уже не в состоянии грамотно и безошибочно спроектировать, умозрительно стройно обобщив все устройство, назвать данное поколение можно лишь образно точно "технобогом" (термин взят из фантастики).
Диалектическую аналогию можно привести из истории развития средств производства: сначала палка и камень, которые произвела сама природа, затем с помощью них удалось произвести более совершенные средства производства, которых в природе не было — рубило, чоппер.

"Кризис познания" может быть разрешен лишь с помощью общественного совершенствования антропоподобной техники. Коммунистическое человечество разумеется не отупеет с развитием техники, как может показаться на первый взгляд, а будет эволюционно двигаться в своем развитии крайне медленно — нереволюционно, в сравнении с используемыми антропоадаптивными средствами познания (средства производства знания). Здесь стоит сделать паузу и возразить, если человек на данном историческом этапе не способен познать того, чем он занимается, то он не способен этого произвести. Или иначе говоря, средств производства развиваются в соответствии с культурой общества (в самом широком смысле слова), а не радикально опережают их (то есть технологическая сингулярность невозможна).
Если же известное коммунистическое человечество не будет, как и прежде, целиком полагаться на машину в научно-исследовательских сферах, а лишь использовать известные инструменты, то оно будет вынуждено пребывать в новом кризисе, либо использовать плоды новой технической революции, — модернизировать основу основ высшей материи, — углеродную основу человечества. Сначала используя генную инженерию до исчерпания нового потенциала ("предкиборгизация") или биохимию, затем уже через создание автономного искусственного мышления, которое в принципиальном смысле не сильно отличается от биологического (как палочки для счет от компьютера).


Возможно, что к тому времени, относительно нынешнего понятия "человек", "быть человеком", существенной разницы между этими существами ("человеком-киборгом" и его детищем "технобогом" или "трансчеловеком") уже не будет, понятие претепевало и претерпевает диалектическое изменение относительно материальной действительности. То есть человечества в биологическом смысле слова уже не будет, оно исторически "растворится" (вольется) в своем детище — высшей технике. Поколение за поколением будет происходить изменение всего человечества и его понятия, понимание себя.
Хотя не исключается возможность, что какая то относительно изолированная часть коммунистического человечества или колония-коммунна коммунистического общества (видимо астрофизическом смысле) откажутся от такого революционного перехода в развитии и пожелают сохраниться в биологическом смысле, как "консервативные" люди. То есть имеются предпосылки к расколу общества на реакционную и революционную.

Выходит, что человечество, в своем становлении как высшей материи, незаметно пройдет через техновладельческий период. Вынужденно делегировав, прерогативу на познание действительности более совершенной, чем оно, материи и грань между материями (биологическим мышлением и искусственным) нивилируется в процессе связанного с ним развития. Но добровольно самоизолированная или отсталая часть человечества уже не будет в состоянии адекватно понимать результаты познавательной деятельности новой формации, что тоже равнозначно  "смерти\изменению" понятия человеческого в человечестве, как познающей материю высшей материей. Но это не стоит понимать морализаторски, как расчеловечивание в настоящем смысле.
Биологическая стихийная эволюция (в узком смысле слова) явится тормозом, выступит реакционным образом к революционному (как диалектическое отрицание, либо эволюция эволюции) в сравнении с сознательной революционным изменением-скачком. Но как пишет Маркс, практические эксперименты с обществом недопустимы, эти эксперименты должна заменять сила мысленной абстракции. И чем сложнее новое общество, тем опаснее доверять эту абстракцию человеку.

Одной из ведущих целей посткоммунистической формации станет целостное углублённое познание действительности и преобразование действительности, включая вынужденную колонизацию, а не борьба с внутренними антропными противоречиями — они уже не будут свойственны новой формации или останутся на естественно изолированных временем и пространством задворках галактики Млечный Путь.

С точки зрения буржуазной культуры, разумеется этот исход видится как апокалипсис, конец человеческой цивилизации, "всё пропало...". Будет война за ресурсы, подавление человечества из Lebensraum и т.п.
С точки зрения диалектика-материалиста человек есть точно такая же становящаяся и приходящая материя, как и его средства воспроизводства в широком смысле (действительность), но оно (как носитель мышления) особого рода высшая материя, способная к познавательной деятельности и сознательному преобразованию под свои познавательные и биологические нужды другой материи.

Как представить себе эту более высшую, в сравнении с человечеством, материю?

Если попробовать описать физическую макроструктуру посткоммунистического общества, то можно привести в пример разумный океан "Солярис" Лема, но стоит внести некоторые замечания в данный образ. Макроструктура такого общества будет растягиваться в пространстве и времени по мере своего становления или "развертывания".


Итак, в большом метагалактическом масштабе это похоже на простирающуюся туманность с непрерывным океаном физических полей. Микроструктура этого "нечто" напоминает уже скорее информационно-децентрализованный "нейромуравейник". Каждая условная единица-сообщество или колония ("нейромуравейника") этого общества довольно автономна.
Первыми физическими ограничениями в оптимальных размерах колонии выступит пространство-время, вернее оптимальное время доставки информации (скорость света) по отношению к скорости научных исследований сообщества. Разрастаясь в пространстве-времени, "нейроокеан" стремится к заполонению всего пространства Метагалактики (98 млрд с.л.). Этот "нейроокеан", как не трудно догадаться уже будет напоминать нейронную сетевую структуру мозга. Вот одно из косвенных подтверждений диалектического закона развития материи.


Такое развитие происходит относительно статично и одновременно поступательно в макромасштабе, между автономными колониями осуществляется лишь информационно-исследовательский обмен, поскольку физическое перемещение теряет всякое значение для её непериферийных частей, оно осуществляется лишь в ближайшем регионе по мере необходимости или опасности для её части (взрыв сверхновой, звезды или иного рода локальная катастрофа).
Основной "валютой" внутри посткоммунистической формации становится полезная информация, это своего рода "кровь" этого общества, как сегодня деньги в товарном обществе. Только "полезная информация" перестает быть полезной в любом виде для автономного "добытчика-колонии" сразу после её добычи, но она еще полезна для других частей общества и требует скорейшей доставки всей сети, поскольку это сэкономит время на иные исследования другим участникам общества. В итоге выигрывают все участники нейро-информационной сети - сообщество-добытчик "полезной информации" и получатели, путем экономии времени исследований на данном направлении другим, сделавшим будущие новые открытия (по отношению к сообществу-добытчику предыдущей информации) на сэкономленное время.
Это смелое предположение основывается на стремлении к самосохранению общества в максимальном количестве (катастрофы для колоний различного рода станут предсказуемы с большой долей вероятности), экспансии в научных целях (повышение исследовательской производительности экстенсивно-интенсивным путем), скорости расширения\схлопывания вселенной (данный аспект тоже повлияет на развитие структуры п.общества).

Существенным ограничительным аспектом на доставку полезной информации из одной части информационный сети общества в другую, как говорилось выше, может выступить, как на сегодня известно, физическая скорость света или структура пространства-времени. Отсюда и некоторая дилемма на определенном этапе: развитием "нейроокеана" между размером ее информационной сети и временем доставки, характером взаимодействия ее частей, вынужденное подразделение на автономные группы и скопления колоний "нейромуравейников").
Если немного упростить данный тезис, то структура очень отдаленно напоминает централизованную систему управления хозяйством в СССР, но без её человеческих (кадровых) недостатков, сглаживаемых масштабом.
Также считаю нужным уточнить об одном мельком сказанном аспекте: если скорость научных исследований много выше времени доставки информации из одной части метагалактики в другую, то выгоднее будет игнорировать устаревшую информацию и избегать дубликации, повторных открытий. Обмен может быть полезен лишь при определенных размерах колонии посткоммунистического общества в пространстве-времени. То есть взаимно транслировать\ретранслировать информацию имеет смысл лишь в некоторой области, а не на всю метагалактику. То есть вероятна некоторая трансформация на масштабах информационной сети - из централизованной в децентрализованную.
Структура общества вероятно также будет сообразно считаться и с пространственным расположением скопления звезд, галактик, стен, рукавов метагалактики.

Возможно, здесь не учтена гипотетическая вероятность упразднения (не отмена закона природы) пространственно-временного ограничения на доставку информации. Об этом я писал ранее (Коммуникационный лаг. Проблема информационно-временной изоляции человечества.).

Иллюстрация пространственно-временной изоляции двух колоний по отношению к другой в отношении к продолжительности существования
свет-на-расстояние.jpg

Иллюстрация к времени существования источника генерирования информации
Сферообразное распространение информации.jpg

Топология пространства-времени, согласно СТО
proshloje_2_600.jpgcross.gif
pic9.jpgi_118.jpg
В этом случае произойдет резкое ускорение научно-исследовательского процесса всего общества и снижение временных потерь при устаревании полезной информации по мере доставки. Но пока это представляется маловероятным, включая все известные гипотетические модели не нарушающие законы физики.



(Видимая вселенная, масштаб логарифмический, начиная от солнечной системы и заканчивая пространством куда еще не добралось первое излучение)

Описанная картина не представляется конечным пределом развития, это только представление будущего (относительно частной истории современного человечества) самодвижения "снятых" форм материи вообще (субстанции) в их единстве.
"Место умирающей действительности занимает новая, жизнеспособная действительность, занимает мирно, если старое достаточно рассудительно, чтобы умереть без сопротивления, — насильственно, если оно противится этой необходимости.
Диалектика Гегеля превращает, стало быть, рассматриваемый гегелевский тезис в его прямую противоположность: все действительное в области человеческой истории оказывается со временем неразумным, оно следовательно неразумно уже в силу своего определения; заранее обременено неразумностью; и все, что есть в человеческих головах разумного, обязательно станет действительным, как бы ни противоречило оно существующей кажущейся действительности. По всем правилам гегелевского метода мышления, тезис, провозглашающий разумность всего действительного превращается в другой тезис: достойно гибели все то, что существует."

["Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии"]



Tags: диамат, исторический материализм, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 178 comments